У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Заряженные боевыми патронами кольты в невиданном фильме: берлинская тётка в списке ковбоя. И в Германии уже слышно: тоталитаризм вернулся! Скользкие ступени в пропасть

Заряженные боевыми патронами кольты в невиданном фильме: берлинская тётка в списке ковбоя. И в Германии уже слышно: тоталитаризм вернулся! Скользкие ступени в пропасть

1. 4. 2017

Печать статьи

Петр Гайек (Petr Hájek) комментирует напрасные попытки спасти за счёт цензуры распадающуюся империю и рекомендует прекрасный короткий фильм-правду, который Оскара точно не получит.

Это очень комичная сценка. Она в совершенстве показывает пропасть между двумя мирами, которые уже не имеют географических, а также человеческих и идейных границ. Все комментарии напрасны:

«Пожмите руки!», - кричат постоянно возбуждённые журналисты со всего мира. В Овальном кабинете Белого дома сидит на обычном месте для тысяча первого «рукопожатия» американский президент и немецкий канцлер.

На первый взгляд (и физически) неприятная тётка из Берлина вся не своя от этого. «Они говорят, чтобы мы пожали руки», - говорит она могучему мужику, который, однако, на неё не обращает внимание, как и на крики недовольных журналистов-глупцов. С недовольным выражением лица он показывает, что уже не может дождаться, как эти глупцы из мейнстримовских СМИ покинут его офис. И тётка - его страну.

Стоит того на несколько секунд включить ролик. Он не только забавный, а главной правдивый и аутентичный – в остром контрасте с жалкими негро-гомо-агитбумажками, которым голливудская (ненавидящая Трампа) элита даёт Оскары.

Кольты чертовски низко

Действительно, эти два руки не пожмут. Эта фотография Дональду Трампу (в отличие от Ангелы Меркель) не нужна. Он отказывается притворяться перед СМИ, что существуют «товарищеские отношения», как это было привычно. Позже он на пресс-конференции даёт понять: демонстративно читает кем-то написанный текст – наверное, впервые в роли президента. Для того, чтобы не сказать в адрес тётки-гостя (которую он обоснованно презирает, и открыто это показал несколько раз) что-то «политнекорретное».

Тем не менее, мгновение спустя это происходит. Когда журналисты, которые сюда в других случаях не попадут, используют шанс для собственного представления и с дерзкой надменностью комментируют президента Трампа, притворяясь, что задают вопросы. У них задача в прямом эфире показать отличие между хорошей тёткой и злым ковбоем, который якобы пока не представил доказательств, что его прослушивал его предшественник, бывший любимчик Ангелы.

Но ковбой всегда имеет для таких «журналистов» наготове заряженный и готовый к выстрелу кольт чертовски низко. Он использует эту провокацию, как запись и говорит: у них якобы с канцлером всё-таки есть что-то общее. Обама также прослушивал её нелегально – и это стало известно спустя годы. Меркель чуть ли не готова провалиться сквозь пол, но некуда, эта сцена – реальная жизнь, а не подстроенные кулисы товарищеской дружбы.

Правильно выбранные слова, игнорирующие лицемерную автоцензуру под названием политкорректность – просто страшное оружие, которого каждый тоталитарный истеблишмент боится больше, чем огнестрельного запрещаемого оружия. Прежде всего, благодаря ему выиграл Трамп выборы и сделал большую дуру в стене тюрьмы, которая уже была практически построена для западного общества.

Надсмотрщики – особенно брюссельские и берлинские – это, конечно, понимают. Они молниеносно одевают свои масонские униформы и пытаются забетонировать дыру инъекциями открытой цензуры. Конец игры в свободу слова. И ковбой пользуется ей недолго. Пока его, как он верит, вскоре не ликвидируют.

Без хэппи-энда?

Такой боевик в стране тётки вы сегодня не увидите. Даже наоборот. И самые маленькие этюды на эту тему уже запрещены. Речь должна пойти о «жёстком» The End, который должен помешать повторению трамповского хэппи-энда. Свобода слова должна быть в Германии ликвидирована и формально.

А так как тётка, по собственным словам не только в Белом доме, хотя никто её этим не наделил, якобы представляет весь распадающийся ЕС, так будет вскоре в той модной тюрьме во всех национальных камерах. Тюрьма якобы свободна и демократичная. Смысл этих когда-то ценных слов в Европе, как это было часто в прошлом, вновь находится на смердящей свалке тоталитаризма на другой стороне пропасти:

Беатрикс фон Сторх, евродепутат и председатель берлинской Альтернативы для Германии, относится к нескольких «трампистам» в центре Четвёртой империи. Поэтому она и вся АдГ является объектом бесконечной скандализационной медиа-кампании, как и ковбой в Белом доме. Она одна из немногих, кто позволяет себе открыто не соглашаться со строительством нового концентрационного лагеря, который должен быть на этот раз точно построен на всём континенте. Она как раз сказала:

«Наступает тоталитаризм. Господин Маас (министр юстиции) представил свой цензурный план о правде на Facebook и других соцплатформах. Facebook и подобные ему теперь должен учитывать замечания к содержанию и статьи убирать. Если это не случится, то им грозит штраф до 150 миллионов евро. То, что происходит, является ясным шагом к тоталитарному обществу».

Речь идёт о том, что немецкий истеблишмент в опасениях от приближающихся выборов вводит открытую цензуру в интернете. И делает то же самое, что доктор Гусак во времена нормализации. Вместо «удобной» предварительной цензуры он переносит обязанность цензурировать неудобные мнения и информацию на руководство медиа-компаний. Он приказывает им инвестировать в очень «строгие автоматы», которые будут стирать то, что истеблишмент считает проявлением «ненависти» или «обманом».

«Принцип свободы слова в соцсетях превратился в обратное. Открытая дискуссия завершилась», - говорит геббельсовскому министру фон Сторх. «Господин Маас, вы правильно слышали! В демократии каждый должен уметь дискутировать, иначе это не демократия. Дискуссия должна быть свободной, открытой и без ножек в голове. Вы не будете запрещать, что мы можем говорить, будьте уверены».

Боюсь, что, наоборот, она может рассчитывать на обратное. Не только Германия имеет большой опыт с тиранией. Когда-то мы в лагерях пели («отважно») запрещённую песню Крыла. Она реагировала на режимное стирание «неуместных, ненавистных» антирежимных надписей, которые на стенах домов появлялись после советского вторжения в 1968 году: «Быть однообразным, это всё пересилит, но известь не сотрёшь, когда она на душе».

В начале 90-х гг. я ошибочно предполагал, что этим песням место в музее – а наших детей и внуков они не будут интересовать. Страшная ошибка!

Здесь будет Ruhe!

У нас также уже есть «Центр против дезинформации». Его охотно заранее создал один из приспешников той берлинской тётки, который управляет пражским «министерством правды» (официально МВД). Нет сомнений, что и у нас вскоре начнут стирать. Google уже объявил, что эти «неуместные высказывания» будет включать на самое дно своих поисковиков, потому что открытая тоталитарная цензура противоречит всё-таки его коммерческим интересам.

Но тем самым он противоречит интересам тех из нас, которых ещё заботит открытая журналистика, свободно распространяемые данные и мнения. Одним из возможных ответов потому является создать другой поисковик, который цензуру «шаг за шагом» проводить не собирается. В Америке это попытался сделать довольно известный альтернативный журналист. Мы хотим связаться с ним.

Но мы не строим иллюзий. Это всё ровно что залеплять дыры в дуршлаге. Тётки и дядьки на старом (и новом) континенте пока держат ещё власть в своих руках. И истерически запрещают свободное высказывание мнение о чём угодно, что не соответствует их тоталитарному диктату при установлении уничтожающего ценностного декадентства.

Французский Конституционный совет, например, несколько дней назад подтвердил действие закона, ограничивающего свободу даже публично высказываться против легальному убийству не рождённых человеческих существ. Проще говоря, народные организации, которые борются против абортов, должны будут молчать. Например и о том, что прогрессивные товарищи в Исландии добились ещё одной победы. Она заключается в том, что в этой стране ещё до рождения в обязательном порядке убивают тех, кто бы родился с синдромом Дауна.

Лестница в пропасть

Тётки и дядьки, которые составляют истеблишмент, может и не предполагают, что стоят над исторической пропастью. И что каждый следующе вмешательство против гражданских свобод – свободе слова в первую очередь – раскрывает пасть этой пропасти всё больше.

Берлинская тётка в Белом доме, наверное, бы с удовольствием использовала небольшую пропасть во время слов Трампа, но его не было рядом. То, которое она строит дома – она и её дядьки, надсмотрщики в национальных камерах брюссельского концентрационного лагеря – станет в итоге для них роковым.

Возможно, что уже на выборах этого года, возможно ещё нет. Но однажды точно. Никакие запреты и стирание резких слов им не поможет. Это всего лишь – так хорошо известная нам из недавнего прошлого – проверенная лестница в пропасть.

Потому что «известь не сотрёшь, когда она на душе…».


Метки Статьи

Рекомендуем

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять...

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди...

Самые читаемые статьи

Реклама
to top